Марафон "Откуда я родом"    Запись здесь

Публикации Коновалова Юрия Витальевича » Краткий очерк истории заселения села Миронова и соседних деревень в XVII веке

[II выездное заседание Артемовского отделения УИРО, село Мироново. 1.03.2008 г.]

Село Мироново, относящееся сейчас к Артемовскому району Свердловской области, возникло как деревня Арамашевской слободы. Впервые Миронова, как и большинство других арамашевских деревень, упоминается в росписи крестьян Верхотурского уезда, пострадавших от башкирского набега в 1662-1663 годах[1].

Деревни в списке перечислены в следующем порядке. Первым назван острог – центр слободы; потом деревни – «вверх по Режу реке», Миронова, Госкова, Ячменева, «на Роскате» (сейчас - Роскатиха), Киштимова, Колуга (Кулига), Косикова (Косякова), Исакова, Коптелова, «Фефилова деревня Истомина» (сейчас – Никонова[2]), Табары. Видно, что описание шло в основном с юга на север, хотя порядок иногда нарушался. В деревне «вверх по Режу реке» показаны четверо братьев Подкиных. В 1680 году они проходят как жители деревень Подоселинской, Борисовой и Роскатищинской[3] Видимо, их деревня в 1662 году находилась в непосредственной близости от острога. В южной части слободы надежно идентифицируются деревни Миронова, Гостькова и Роскатиха. Среди них записана деревня Ячменева. Но в переписи 1680 года Ячменевская описана между Роскатищинской и Косиковской[4], что, видимо, и соответствовало ее географическому положению.

«В деревне Миронове.

Парфенко Мантуров убит. А мать иво в полон взята и двор созжен. Скота отогнано лошадь, 8 быков, 12 бычков и телят, 30 овец. А остался брат ево Парфенков Васка з женою да Парфенова жена.... от него Васки сьехала на Тагил. Да осталось лошадь да корова да избенко старое да клетишко.

Игнашка, Ларка Мироновы убиты. Да скота отгонено 20 лошадей больших и малых, 70 животин рогатово скота больших и малых, ... овец и двор созжен. А осталось банишко да Игнашковы два брата Демка да Елфимко. А третей брат Оксенко в беломестных казаках, да четыре снохи и 13 робят. Да скота лошадь да корова с теленком.

В деревне Госкове.

Ортюшка Федоров Госков с сном да з дочерью убиты. А жена иво, сын да две дочери в полон взяты. Да скота отгонено 5 лошадей, 4 коровы, два 2 (!) быка, 4 теленка, 10 овец. А государевы и иво собинной хлеб зжал сын Ивашко з братаном с Матюшкою Ивановым до сей переписки.

У Матюшки Иванова жена Дунка в полон взята. Да скота отгонено 3 лошади, 2 коровы, 4 овцы. Двор остался. У Матюшки ж Иванова жи... на подворье вдова пашенного крестьянина Баженка Дмитриева Параска с сыном да с пасынком. И те в полон взяты. А пасынок же Пашко остался.

В деревне Ячменеве.

У Ивашка Иванова Пушкина двор совсем созжен. 2 сына да 2 дочери в полон взяты. Скота отгонено 3 лошади, 3 коровы да бык, да 10 овец. А осталось банишко да овин да лошадь да он Ивашко з женою и з детьми сам четверты.

У Ивашка Григорьева Шаманаева двор совсем созжен и он ранен. Скота отгонено 4 лошади, 9 овец. А он Ивашко з женою остался да корова.

У Ивашки Прокопьива Чечотки двор совсем созжен. Да скота отгонено кобыла з жеребенком да корова. А остался з женою и з детьми сам осьмой.

В деревне на Роскате.

У Ондрюшки Офанасьева 2 лошади да 2 коровы отгонены, да 2 теленка, 4 овцы. А осталось дворенко, семьи с сыном да з дочерью сам третий.

У Стенки Артемьива Косухина корова убита. А дворенко осталось да 2 лошади. А семьи з женами да з детьми сам сам четверт.

Лучка Проковьев(!) Голой с сыном Савкою убит. Да скота отгонено 3 лошади, 2 коровы, 4 теленка. А двор да жена з двема сынии(!) да з дочерью остались.»

Раньше 1662 года названий деревень в списках Арамашевской слободы не встретилось. Это не значит, что деревень не было. Просто податной единицей был крестьянский двор. А отдельная деревня как таковая делопроизводителей не интересовала, особенно на раннем этапе освоения, когда число крестьянских дворов в слободе ограничивалось несколькими десятками. Поэтому более ранняя история арамашевских деревень частично восстанавливается по косвенным сведениям, содержащимся в общеслободских списках.

Большинство крестьян из списка пострадавших записаны и в переписи 1659 года. В том числе шесть из семи семей деревень Мироновой, Гостьковой и Роскатихи. Вряд ли крестьяне переселялись с места на место каждые два-три года. Поэтому есть все основания считать, что в 1659 году вышеперечисленные деревни уже существовали.

«Двор. А в нем живет крстьянин Лучка Прокопьев с тремя сыны с Савкою да с Терешкою да с Лумком.

<…>

Двор. А в нем живет крестьянин Стенка Артемьев Косухин с сыном с Максимком.

<…>

Двор. А в нем живет крестьянин Ортюшка Федоров Гостко с четырми сыны с Селиванком да с Якункою да с Ывашком да с Ывашком же.

<…>

Двор. А в нем живет крестьянин Баженко Дмитреев Лажняша з двемя сыны с Павликом да с Карпункою.

<…>

Двор. А в нем живет крестьянин Игнашка Миронов с тремя браты с Ларкою да з Демкою да з двемя сыны с Ывашком да с Тимошкою да з двемя племянники с Петрушкою да з Бориском.

Двор. А в нем живет крестьянин Першка Гаврилов з братом с Васкою Гавриловыми детьми Мантурова.»[5]

Процесс возникновения новых поселений отнюдь не носил стихийного характера, а был организован по определенной схеме. Сначала по решению властей (иногда – по инициативе снизу) принималось решение о создании новой крестьянской слободы. Посылались уполномоченные определить границы и убедиться, что земля никем не занята. После этого набирались желающие поселиться в новую слободу, которым выдавалась ссуда и определялся льготный (безналоговый) срок для обзаведения хозяйством. Первые новопоселенцы организовывали, как правило, центральное поселение слободы, пришедшие позже – ставили деревни. Поэтому ни одна деревня в слободе не могла возникнуть раньше, чем сама слобода.

Г. Ф. Миллером была запущена в историографию ошибочная версия о времени создания Арамашевской слободы в 1630 году. Основанием ее служило упоминание о слободе «на реке Реже»[6]. Но по Режу в это время стояли деревни Невьянской слободы, центр которой находился вблизи слияния Нейвы и Режа. Поэтому, под «слободой на Реже» надо понимать именно Невьянскую. К тому же документы сохранили прямое известие о времени создания Арамашевской слободы. В крестьянской книге Верхотурского уезда 1636/37 года сказано: «Да в нынешнем же во 145-м году при воиводе ж при Иване Еропкине да при подьячем при Иване Селетцыне в Верхотурском ж уезде на Невье заведена на речке на Акшарке слобода вновь. Крестьян в ту слободу призвано на льготу. Льготы им дано до 149-го году. А со 149-го году государевы пашни пахать.»[7]

Речка Акшарка (сейчас – Ошкарка) была границей между Невьянской и Арамашевской слободами. Поэтому последняя и называлась некоторыми ранними документами слободой «на Акшарке», то есть – начинающейся от речки Акшарки.

Следовательно, самой ранней ранней возможной датой возникновения любой арамашевской деревни является 1637 год.

Многие уральские деревни получили свое название по основателям или первопоселенцам. В рассматриваемой местности к таковым относятся Миронова и Гостькова. Время появления Мироновых и Гостьковых в Арамашевской слободе можно предполагать как даты основания соответствующих деревень.

В крестьянской книге 1652 года про Мироновых, крестьян Невьянской слободы, сказано следующее: «Миронко Козьмин в Арамашеве в беломесных общей статьи. У него 5 сынов, 3 женаты. Написан в пашню в десятину вновь. А в ево место подрятчики Конанко да Пятко Бутаковы»[8]. Из записи понятно, что глава семьи уже в Арамашевской слободе, его дети продолжают числиться по Невьянской, но вместо них пашут другие. Но глава семьи был казак и, возможно, жил в самом остроге или поблизости от него. Как крестьяне Арамашевской слободы Мироновы впервые отмечены крестьянской книгой 1655/56 года: «Игнашко Миронов з братьею.»[9]

Родоначальник второй семьи деревни Мироновой – Мантуровых - также в 1652 году отмечен как арамашевский казак, но его дети продолжали жить в Невьянской слободе: «Гашко Мантуров в беломесных в Арамашеве. Стар. А пашут иво дети в иво место»[10]. С 1655/56 года среди арамашевских крестьян записаны «Гаврилко Мантуров с сыном.»[11]

Где жили в казаках Миронов и Мантуров в 1652 году сказать пока нельзя, но в 1655 году обе семьи уже крестьянствовали. Следовательно, можно считать, что деревня Миронова была основана к 1655 году, возможно – после 1652 года. Таким образом селу уже можно было отметить 350 лет. Жили первопоселенцы достаточно зажиточно, о чем свидетельствует информация о их потерях при набеге 1662-1663 годов.

Родоначальник семьи Гостьковых – Ортюшка (Артемий) Федоров сын – был прибран в крестьяне Арамашевской слободы в 1638/39 году на льготу до 1641/42 года[12]. В первых документах он проходит с прозванием «Устьянец», с 1648/49 года – «Гостько»[13]. Возможно, он изначально поселился в деревне, получившей название от его прозвища. То есть, датой основания Гостьковой можно предполагать 1639 год. Сосед Гостьковых – Баженко Дмитриев – по документам обнаруживается только с 1659 года.

На старинных картах и в некоторых документах можно встретить другое название Гостьковой – «деревня Оски Иевлева». Оска (Осипко) Иевлев в крестоприводной книге 1645-1646 годов значится как «Суконского волоку кырьинский жилец»[14]. Как крестьянин Арамашевской слободы известен с 1656[15] по 1659[16] годы. В окладной книге 1661 года он показан казаком Арамашевской слободы[17]. Поэтому, очевидно, его двор не значится в перечне пострадавших от набега, который содержит сведения только о крестьянских хозяйствах.

Из двух первых жителей Роскатихи Стенька (Степан) Косухин фиксируется в Арамашевской слободе с 1652 года, когда он вступил в пашню вместо сбежавшего Стеньки Копыла[18]. В том же 1652 году в крестьянских книгах появляется и Лучка Прокопьев сын как «брат» Ивашки Иванова сына Пушкина[19]. В крестьянской книге 1659 года он показан с прозванием «Кокшар»[20], в 1663 году – «Голой». Его «брат» Ивашко Пушкин жил в деревне Ячменевой (см. выше). Можно предполагать, что Косухин и Прокопьев поселились «на роскате» уже в 1652 году.

Следующий после 1663 года перечень арамашевских деревень содержит перепись 1680 года. К этому времени верхотурские слободы восстановились от набега, выросла численность населения старых деревень, возникли новые.

В списке деревни Мироновой 1680 года значится десять дворов, четыре из которых принадлежали старожилам - Мироновым (три) и Мантуровым. Еще в двух жили уроженцы Верхотурского уезда - Борисовы, переселенцы из той же Невьянской слободы, время прихода которых не показано, и Жулимовы, пришедшие в 1673/74 году из Невьянского Богоявленского монастыря. В четырех дворах показаны выходцы из более дальних мест: Першины из Чердынского уезда (с 1666/67), Забилины из Вологодского уезда (с 1669/70) и двое Казанцев из казанского села Мансурова (с 1673/74)[21]. В переписи 1669 года в Арамашевской слободе из вышеперечисленных обнаруживаются только четверо старожилов[22].

В деревне Гостьковой в 1680 году насчитывалось пять дворов. В двух из них жили Гостьковы. Еще в одном – Тебнев, - выходец из монастырских крестьян Суздальского уезда, пришедший «в Сибирь» в 1661/62 годах. В деревне он поселился, женившись на вдове одного из Гостьковых. Еще в двух дворах жили выходцы с Пинеги – Кузнецовы, пришедшие в 1666/67 году, и Воронины, пришедшие в 1675/76 году[23].

В деревне Роскатищинской перепись 1680 года описывает девять дворов. Из них только один старожильческий, в котором жили Косухины. Во всех остальных жили уроженцы Верхотурского уезда. По два двора Подкиных, Исаковых и Загайновых и один Пахалуевых, переселившихся из более северных деревень Арамашевской слободы. В последнем дворе показан Якушко Кондратьев – уроженец Невьянской слободы[24].

В 1680 году описана и новая в этих местах деревня – Бучина, насчитывавшая три двора[25]. В одном из них жил крестьянин Федька Буча, давший имя деревне. Он показан родившимся в Арамашевской слободе. Но по переписи 1666 года он еще жил в деревне Лопатовской Невьянской слободы[26]. В 1669 году в переписи Арамашевской слободы он не значится[27]. В остальных дворах жили Шелегины, уроженцы Невьянской слободы, и Андрюшка Вага, пришедший с Ваги «в Сибирь» в 1665/66 году. Оба также не обнаруживаются в переписи 1669 года. Следовательно, деревня Бучина могла быть основана между 1669 и 1680 годами.

Следующий список деревень Арамашевской слободы датируется 1696 годом.

В Мироновой к этому времени было уже 22 двора, 15 из которых принадлежали представителям семей из списка 1680 года, некоторые из которых показаны уже под другими фамилиями (Мироновы-Оксеновы – 6 дворов; Забелины -3, по два - Мантуровы и Казанцовы; по одному - Борисовы-Шаламовы и Жулимовы-Супротивка). Из новых жителей - Кочневы – переселенцы из Невьянской слободы. Происхождение шести других новопоселенцев пока не установлено (среди них – Пелевка, Шелегины и Самочерные; остальные трое – без какого-либо прозвания)[28].

В деревне Бучиной насчитывалось девять дворов. В трех жили старожилы – Бучины (два двора) и Андрюшка Вага. Еще в трех – переселенцы из деревни Верхнеярской Невьянской слободы Косихины – родственники Косихиных (Косухиных) из деревни Роскатихи. В трех дворах жили новопоселенцы, происхождение которых определить пока не удалось – Пашко Михайлов, Усольцы и Уховы.[29]

После Бучиной в 1696 году описана деревня Шелегина. Судя по порядку описания, она находилась между Бучиной и Гостьковой. В ней насчитывалось четыре двора, населенных Шелегиными[30], которые в переписи 1680 года числились в Бучиной. Возможно, Шелегина – обособленная часть Бучиной, которую при переписи посчитали отдельной деревней.

В Гостьковой в 1696 году насчитывалось 11 дворов. Старожилы населяли шесть из них: по два - Подкины и Кузнецовы, по одному - Дебневы (Тебневы) и Воронины. Из Гостьковых в деревне оставались только пасынки Тебнева. В пяти дворах жили новые люди. Из них прозвание имели только Сурнины[31].

В деревне Роскатихе насчитывался 21 двор. Старожилы жили в восьми: четыре двора Подкиных, два Загайновых, по одному - Косухиных и Пахалуевых. Еще в пяти жили переселенцы из других арамашевских деревень: Деевы-Орефьевы (два двора) – из Ячменевой, Подкины и Недосековы – из Подоселинской, Пестеревы – из Кулиги. Власко Копырин переселился из деревни Клевакиной Невьянской слободы. В семи дворах жили новоселы с неуказанными прозваниями и неизвестным пока происхождением.[32]


[1] РГАДА. Ф.1111. Оп.2. Д.911. Сст.57-67.

[2] Коновалов Ю. В. Род Маминых на Среднем Урале // Творчество Д. Н. Мамина-Сибиряка в контексте русской литературы. Материалы научно-практической конференции, посвященной 150-летию со дня рождения Д. Н. Мамина-Сибиряка. Екатеринбург, 4-5 ноября 2002 г. С.90-94.

[3] РГАДА. Ф.214. Оп.1. Д.697. Л.473, 475, 498 об.-499.

[4] Там же. Л.501-502 об.

[5] РГАДА. Ф.1111. Оп.4. Д.40. Л.115, 123, 128 об., 130-132.

[6] Миллер Г. Ф. История Сибири. Т.2. М., 2000. С.91.

[7] РГАДА. Ф.214. Оп.1. Д.106. Л.186-186 об.

[8] РГАДА. Ф.1111. Оп.4. Д.119. Л.71.

[9] ТГИАМЗ. КП 12682. Л.46 об.

[10] РГАДА. Ф.1111. Оп.4. Д.119. Л.74.

[11] ТГИАМЗ. КП 12682. Л.49 об.

[12] РГАДА. Ф.214. Оп.1. Д.43. Л.98.

[13] ТГИАМЗ. КП 12702. Л.6.

[14] РГАДА. Ф. 214. Оп. 1. Д. 194. Л.36 об.

[15] ТГИАМЗ. КП 12682. Л.50.

[16] РГАДА. Ф.1111. Оп.4. Д.40. Л.129 об.

[17] РГАДА. Ф.214. Оп.1. Д.418. Л.12 об.

[18] РГАДА. Ф.1111. Оп.4. Д.119. Л.93 об.

[19] Там же.

[20] РГАДА. Ф.214. Оп.1. Д.389. Л.376 об.

[21] РГАДА. Ф.214. Оп.1. Д.697. Л.490 об.-494.

[22] РГАДА. Ф.1111. Оп.3. Д.23. Л.316, 320.

[23] РГАДА. Ф.214. Оп.1. Д.697. Л.496-497 об.

[24] Там же. Л.498-501.

[25] Там же. Л.494 об.-495 об.

[26] ТГИАМЗ. КП 12692. Л.176 об.

[27] РГАДА. Ф.1111. Оп.3. Д.23. Л.312-330.

[28] РГАДА. Ф.1111. Оп.3. Д.37. Л.12-13 об.

[29] Там же. Л.13 об.-14.

[30] Там же. Л.14 об.

[31] Там же. Л.14 об.-15 об.

[32] Там же. Л.15 об.-17.



Друзья, пожалуйста, нажимайте на кнопки соцсетей, этим Вы поможете развитию проекта!