Марафон "Откуда я родом"    Запись здесь

Публикации Коновалова Юрия Витальевича » Ницынский железоделательный завод и крестьяне рудного дела

[Четвертые Татищевские чтения. Тез. докл. и сообщ. Екатеринбург, 19-20 апреля 2002 г. Екатеринбург, 2002. С.269-272.]
 

История первого на Урале металлургического предприятия, Невьянского рудного железного дела или, как, закрепилось в историографии, Ницынского железоделательного завода, изучена  недостаточно. Причиной этого в первую очередь является слабая источниковая база.

Процесс организации завода достаточно подробно освещен в соответствующей литературе. В 1628 г. кузнец Невьянского острога Б. Колмогоров сообщил в Сибирский приказ о находке железных руд на реке Нейве (Нице). Тобольские власти по распоряжению Сибирского приказа отправили сына бояского И. Шульгина на Нейву «весь завод завесть к зиме готовой». Первыми кузнецами стали, по-видимому, Ивашко Бармин и Вихорко Иванов, уроженцы Устюжны Железопольской, пытавшиеся ранее организовать выплавку железа в Томске. Первая продукция была получена в 1629/30 г. - 63 пуда чистого железа. На помощь кузнецу верхотурские крестьяне Невьянской и Тагильской слобод должны были выделять в «деловые люди» по 12 человек посменно. Повинность оказалась непосильной, что привело к бегству «деловых людей» и остановке завода в мае 1632 г. К концу года удалось договориться с крестьянами о снятии с «деловых людей» государевой пашни. Так на Урале появилась прослойка крестьян, занимающихся добычей железной руды и другими работами на Ницынском заводе на постоянной основе. Позднее эта категория стала именоваться «рудного дела крестьяне» или просто «рудными крестьянами». Первыми таковыми стали в ноябре 1632 г. четверо крестьян Тагильской слободы Гришка Соколов «с товарищи»[1].

О дальнейшей истории Ницынского завода источники молчат. Очень противоречивы выводы исследователей о дате закрытия предприятия. В первом томе «Истории Урала» в указателе металлургических заводов Урала дата закрытия Ницынского завода - 1631 г.[2], что является явной опечаткой, так как в тексте книги сказано, что завод существовал по крайней мере до 1669 г.[3] Е. В. Вершинин предположил, что после пожара 1637 г. завод не возрождался, но сам же привел свидетельства 1674 г. о невьянских рудных крестьянах, с которых в том году взяли выдельного хлеба 55 чети ржи, 68 чети овса. По количеству хлеба Е. В. Вершинин определил численность рудных крестьян в 15-17 человек[4]. Д. А. Кашинцев по объему сохранившегося шлака определил период существования завода примерно в 55 лет, т. е. до 1680-х гг.[5] Сейчас в историографии популярно мнение, что Ницынский завод работал до 1699 г. и его закрытие непосредственно связано с началом строительства Невьянского завода. Численность задействованных на заводских работах людей определяется в 12-14 человек[6].

Привлечение новых архивных источников позволяет уточнить время деятельности завода и количество работавших на нем. В крестоприводной книге Верхотурского уезда 1645/46 г. названы поименно 12 крестьян рудного дела - 10 ницынских и 2 невьянских[7]. Здесь же назван «тобольсково присуду рудново дела кузнец Ивашко Офонасьев Бахарев»[8]. То есть, в 1646 г. Невьянское рудное дело существовало и в его штате было не менее 13 человек.

В переписи Тобольского уезда 1681-1683 гг., проводившейся Л. М. Поскочиным, отдельной статьей проходит «Невьянского железного дела рудная слобода на реке Нице. А в той слободе живут оброчные крестьяне, платят государев денежной оброк за железное плавленье и з земли за пашенную десятину по шти рублев. А в приправочных книгах той рудной слободы не написано. А з достальной земли платят выдельной хлеб пятой сноп.» В самой слободе записано 13 дворов оброчных крестьян. Далее описаны крестьянские хозяйства верхотурских слобод и деревень: в Ницынской Ощепкове слободе - 2 двора; в деревне Зырянском Ключе - 15; в деревне Соколовой - 7; в деревне Мокиной - 10; в деревне Чувашевой - 11; в деревне Ереминой - 3; в Голубчикове погосте Невьянской слободы - 9; в деревне Бунькове - 2. «И всего по письму Невьянского железного дела в рудной слободе оброчных крестьян 72 двора. У них детей и братьи и племянников 155 человек. Государева денежного оброку за железное плавленье и с пашни своей платят 72 рубля, а с лишние пахоты платят в государеву казну выдельной хлеб пятой сноп»[9]. То есть, численность рудных крестьян была в несколько раз больше, чем определили предыдущие исследования. Малое же количество выдельного хлеба объясняется тем, что его брали не со всей пахоты, а только с «достальной» (лишней).

Обращают внимание следующие обстоятельства. Крестьяне слободы ни разу не названы, в отличие от документов предыдущего периода, «крестьянами рудного дела»; только – «рудные слободы оброчные крестьяне». Основной повинностью крестьян названа не работа на железоделательном заводе, а «государев денежной оброк за железное плавленье». Наконец, в слободе не показан кузнец - фигура необходимая для изготовления железа[10]. Напрашивается вывод, что железного рудного дела на момент переписи уже не существовало.

О времени его ликвидации свидетельствует указание на то, что «в приправочных книгах той рудной слободы не написано». Анализ описания других слобод этой переписи показывает, что ссылки идут на приправочные книги 1679 г. Следовательно, Невьянское железное рудное дело было преобразовано в оброчную слободу в 1679-1681 гг., что соответстует рассчетам Д. А. Кашинцева. С этого момента слово «рудное» в названии становится из нарицательного просто топонимом, каковым оно является и сейчас.

Во многих из перечисленных населенных пунктов Верхотурского уезда жили не только бывшие рудные, но и пашенные крестьяне Невьянской и Ницынской слобод, числившиеся в соответствующих писцовых книгах[11]. Следовательно, принадлежность к Рудной слободе носила не территориальный, а социальный характер. Большинство рудных крестьян к 1681 г. уже не первое поколение были связаны с рудным делом. Из 72 дворов хозяева 35 показаны родившимися в Рудной слободе (6 - в самой слободе, 29 - по деревням), 20 человек показаны уроженцами тех деревень, в которых они проживали. Обе эти группы следует рассматривать вместе, так как, например, родные братья Соколовы показаны родившимися один - в Рудной слободе, другой - в деревне Соколовой[12]. 17 человек написаны уроженцами более отдаленных мест (2 - Тобольского уезда); у 16 из них указано время прихода в Рудную слободу. Хронологические рамки раздвинуты широко - от 141 (1632/33) до 183 (1674/75) гг., но при этом большинство дат приходятся на три коротких периода: 141 (1632/33) - 4, 169-170 (1660/61-1661/62) - 4 и 180-181 (1671/72-1672/73) - 3. Самая ранняя из этих дат совпадает с временем появления первых рудных крестьян. Напрашивается вывод о дополнительных наборах людей к рудному делу в начале 60-х и в начале 70-х гг. XVII в.

Таким образом, история Невьянского рудного дела в середине XVII в. не протекала прямолинейно. Если в первые десятилетия его существования численность рудных крестьян составляла по штату 12 человек, то в дальнейшем их количество в несколько приемов было резко увеличено и к 1680 г. достигло 72 дворов. Такое число не могло разместиться в самой слободе, ограниченной 13 дворами. Поэтому крестьян расселили по соседним деревням Ницынской и Невьянской слобод. Возникла сложная хозяйственная структура, административно подчинявшаяся Тобольску, но территориально располагавшаяся преимущественно в Верхотурском уезде. Ведомственные рамки не были непреодолимым препятствием - в 1680 г. в Пышминской слободе Верхотурского уезда двое крестьян показаны уроженцами Тобольского уезда Рудной слободы; один из них пришел в 179 (1670/71) г.[13] Около 1680 г. рудное дело было ликвидировано, но сложившаяся социальная структура продолжала сохраняться по крайней мере до первых десятилетий XVIII в. В Верхотурском уезде бывших рудных крестьян не удалось обнаружить ни в именной крестьянской книге 1709 г.[14], ни в переписи 1719 г.[15]

Чем вызвано сохранение такой структуры, сказать трудно. Возможно, власти рассчитывали восстановить рудное дело и сохраняли крестьян «про запас». Возможно, тобольская администрация не хотела выпускать из своих рук попавших к ним в ведение верхотурских крестьян. А может все объясняется простой инертностью чиновников.

Интересно, что бывшие рудные крестьяне не были переведены и не устремились сами на новые заводы. В ландратской переписи Невьянских железных заводов 1717 г. обнаруживается только один выходец из Рудной слободы - Петр Анфиногенов сын Панфилов 39-и лет: «Родом Петр Тобольского уезду Рудной слободы крестьянин, и тому десять лет сшел без отпуску на Федьковские заводы и работает у угольных кучь из найму»[16]. На Алапаевском заводе по ревизии 1721 г. также только один уроженец Рудной слободы - Алексей Яковлев сын Пайвин, - пришедший в 1712 г.[17]

 

[1] Вершинин Е. В. Источники по истории организации первого железоделательного предприятия на Урале (XVII в.) // Источники по социально-экономической истории Урала дооктябрьского периода. Екатеринбург, 1992. С.17-23.

[2] История Урала с древнейших времен до 1861 г. М., 1989. С.574.

[3] Там же. С.189.

[4] Вершинин Е. В. Источники по истории... С.25-26.

[5] Там же. С.17.

[6] Курлаев Е. А. Невьянское рудное железное дело или Ницынский завод? Взгляд на историю первого железоделательного предприятия // Берсовские чтения. II. Екатеринбург, 1994. С.65; Металлургические заводы Урала XVII-XX вв. Энциклопедия. Екатеринбург, 2001.

[7] РГАДА. Ф.214. Оп.1. Д.194. Л.77, 92 об., 117.

[8] Там же. Л.77 об.

[9] РГАДА. Ф.214. Оп.5. Д.261. Л.716-731 об.

[10] Первым в списке оброчных крестьян показан С. И. Захаров, про которого сказано, что он «жил за великим государем в кузнецах». Возможно, он и есть последний кузнец рудного дела.

[11] РГАДА. Ф.214. Оп.1. Д.697. Л.348, 351, 525, 534, 541 об.

[12] РГАДА. Ф.214. Оп.5. Д.261. Л.723-723 об.

[13] РГАДА. Ф.214. Оп.1. Д.697. Л.801, 802.

[14] РГАДА. Ф.214. Оп.1. Д.1501.

[15] РГАДА. Ф.214. Оп.1. Д.1615.

[16] ГАСО. Ф.24. Оп.1. Д.222. Л.300.

[17] ГАСО. Ф.24. Оп.1. Д.8. Л.66.



Друзья, пожалуйста, нажимайте на кнопки соцсетей, этим Вы поможете развитию проекта!