Курс "Как искать своих предков"    Запись здесь

Публикации Коновалова Юрия Витальевича » Ранняя история деревни Крылосово

[Вторые малые «Строгановские чтения». 29 ноября 2005, Первоуральск-Крылосово.]

Знакомство русских с рекой Камой и ее притоками, в том числе и Чусовой, началось задолго до появления первых русских поселений в этих местах. Уже в середине XV века все течение Камы было настолько хорошо известно, что в 1469 году во время очередной войны с Казанским ханством в тыл татарам было направлено войско через Великий Устюг по Вычегде в верховья Камы и вниз по ней к Казани[1]. Наверняка русским в это время была известна и Чусовая, по крайней мере – ее низовья.

Но освоению земель в бассейне Камы препятствовало наличие татарских политических структур – Казанского ханства и Ногайской орды, контролировавшей в периоды наибольшего могущества территории проживания башкир. Ситуация изменилась с падением татарских государств на Волге – Казани (1552 год) и Астрахани (1556 год) и начавшейся в связи с этим среди ногаев смутой, сильно ослабившей последних[2].

С этого момента и началось активное проникновение русских на Каму и Чусовую. Московское правительство не стало посылать воевод и организовывать гарнизоны, а предпочло отдать инициативу освоения новых территорий Строгановым. В 1558 году им была выдана грамота на земли «вниз по обе стороны по Каме до Чюсовые реки»[3], - рубежи России формально достигли устья Чусовой. Через десять лет – в 1568 году – новая грамота отдавала Строгановым уже «по реке по Чюсовой вверх и по другую сторону Чюсовые реки с устья и до вершины»[4]. То есть, юридически, правительство Российского государства весь бассейн Чусовой считало в рамках своих границ. Практически же, вряд ли кто-нибудь тогда внятно представлял где эти самые «вершины» находятся. Спустя десятилетие, в 1579 году, при описании вотчин Строгановых, Чусовая была описана «до Гулких (видимо, вогульских) улусов и до Утки реки»[5]. Очевидно, что имелась ввиду Межевая Утка. Это и были реально освоенные Россией и Строгановыми рубежи.

В 1585/86 году в связи с покорением Сибири и основанием там первых русских городов, владения Строгановых по Каме и Чусовой были, согласно царской грамоте «взято у них на нас для Сибирские дороги». Первая государева дорога в Сибирь проходила по Чюсовой, Серебрянке и Кокую через волок в Баранчу и далее в Тагил. В результате покорения Пелымского княжества государева дорога была перенесена: «Ныне дорога Сибирская миновалась, а проложена новая дорога в Сибирь мимо Пермь, Чердынь, да на новой город на Лозьву». В связи с этим в 1591 году Строгановым вернули земли по Каме и Чусовой в границах описания 1579 года, то есть, до Межевой Утки[6].

Эта же граница подтверждалась и грамотой 1615 года. Строгановы же долгое время делали вид, что по прежнему имеет силу грамота 1568 года, отдававшая им всю Чусовую, и ссылаясь на нее претендовали, например, в 1758 году на Полевской завод[7].

Перенесение главной и единственной дороги в Сибирь далеко на север на десятилетия отодвинуло освоение верховьев реки Чусовой - до середины XVII века.

Датой основания Чусовской слободы в историографии принято считать 1651 г.; датой переселения основателя слободы Афанасия Ивановича Гилева в переписи 1680 года показан 160 (1651/52) год[8]. Повинность крестьянам новой слободы была определена в виде денежного оброка.

Особенностью слободы было ее географическое положение. Она была единственной русской слободой Верхотурского уезда, расположенной по западную сторону водораздела и, следовательно, единственной, лежащей по рекам бассейна Волги. Единственная легальная дорога («Бабиновская») через Камень (Уральские горы) проходила через Верхотурье. Но слобода не могла не иметь прямого сообщения с центром уезда. Поэтому появилась дорога с верховьев Чусовой к Красному полю, где вскоре возникла Краснопольская слобода, и далее к Верхотурью. С другой стороны существовал естественный путь вниз по Чусовой в Соликамский уезд. Все это создавало возможность пересекать горный хребет минуя верхотурскую таможню.

Вскоре после основания Чусовской слободы (в 1655 году) была узаконена «Казанская тропа» - путь пересекавший реку Чусовую в районе нынешнего села Курганово, выходивший на Исеть в месте впадения Арамиля и идущий далее вниз по Исети. Без сомнения и жители Чусовской слободы очень скоро освоили дорогу по Исети.

По переписи Верхотурского уезда 1658/59 г. в Чусовской слободе перечислены 26 крестьянских дворов. Из них в самой слободе - 12, в деревне Завьялковой - 5, в деревне Крылосово - 8, в деревне Гилевой - 1. Таким образом уже на первом этапе своего существования Чусовская слобода представляла из себя целую группу крестьянских поселений, располагавшихся по берегам реки Чусовой. Центральное поселение Чусовской слободы существует и сейчас под названием село Слобода, административно оно подчинено городу Первоуральску. Деревня Завьялкова находилась в непосредственной близости от слободы; основателем ее, очевидно, был крестьянин Завьялко Васильев сын Дулеков, чей двор в списке деревни показан первым. В деревне Гилевой, находившейся ниже слободы по течению и несуществующей в наше время, проживала семья основателя Чусовской слободы - бывшего слободчика А. И. Гилева. В деревне Крылосовой, поставленной выше слободы по Чусовой, из восьми дворохозяев пятеро имели прозвание (фамилию) «Кылусов», явно связанное с названием деревни, так как в более поздних документах эти же люди проходят как Крылосовы (Офонка Онтонов сын, Микифорко Фомин сын, Устинко Нестеров сын, Мишка Тимофеев сын, Сидорко Леонтьев сын). Разночтение может быть вызвано как трансформацией прозвания так и простой ошибкой писца. Кроме Кылусовых-Крылосовых в деревне отмечены Ивашко и Ивтюшка Степановы дети Пазниковы (их третий брат Федосейко жил в самой слободе) и Ярофеико Пиминов сын Коуров. [9]

О происхождении первых крестьян Чусовской слободы перепись 1658/59 г. ничего не сообщает. Некоторую информацию дают более поздние документы, согласно которым большинство первопоселенцев было выходцами из Прикамья. Оттуда же был и основатель слободы А. И. Гилев, родившийся в деревне Вочине Обвинской волости Соли-Камского уезда.

С подачи А. А. Дмитриева в историографию попала версия об участии в основании Чусовской слободы Фрола Арапова[10], основавшего в 1670 году Аятскую слободу[11]. Здесь явное недоразумение. Согласно переписи 1680 года Фрол Арапов пришел «в Сибирь» в 1660/61 году[12], то есть через десять лет после основания Чусовской слободы. В переписи Чусовской слободы 1659 года сведений об Арапове нет. Видимо, он сюда еще не пришел. Но спустя несколько лет, к 1662 году, у Фрола Арапова появилось владение (заимка) в Чусовской слободе, причем незаконная. 1 марта 1662 года управление слободой принял Томило Нефедьев. В тот же день к нему обратились одиннадцать семей выходцев из Осинского уезда с просьбой поселиться «вверх по Чюсовой реке и вниз по Чюсовой же, где Фролко Арапов поселился. А в прежних годех та земля, где Фролко поселился, к новой же Чюсовской слободе з землею в одном чертеже была»[13]. Очевидно, что имей Фрол какой-либо документ на землю, никому не пришло бы в голову на нее претендовать. Очевидно, также, что не могло одновременно среди зимы появиться в слободе столько семей да еще точно в день вступления в должность нового приказчика. Все они уже находились здесь, но прежний управитель – Афанасий Гилев – по каким-то причинам не мог (или не хотел) согнать Арапова и расселить на его заимке осинцев. Но, видимо, большинство из этих одиннадцати претендентов не успело даже поставить дворы.

В 1662 году Чусовская слобода, как и другие слободы и села южной части Верхотурского уезда, подверглась нападению башкир, поддержаному частью ясачных вогулов и татар. Сохранился список крестьян, пострадавших от набега, с перечислением всех понесенных каждой семьей потерь, как в людях, так и имущественных. В Чусовской слободе погибшими перечислено 16 мужчин и 7 женщин, ранеными - 6 человек (среди них - одна женщина). Угнано и порезано большое количество скота, отобраны деньги, домашняя утварь и т. д. Сгнил оставшийся на полях неубранный хлеб. Интересно, что в отличие от других пострадавших слобод, в Чусовской не показано ни одного человека угнанного «в полон».

Всего сожжеными показаны 32 двора (3 церковных и 29 крестьянских). У пяти крестьян о сожжении дворов не сказано. Следовательно, на момент набега в слободе было не менее 34 крестьянских дворов.

Наиболее пострадавшими оказались жители деревни Крылосовой, жившие на южной окраине слободы, то есть ближе других к башкирам, и, следовательно, первыми принявшие удар.

«У Онтонка Крылосова з братьями с Ондрюшкою да с Левкою да с Фетькою да с Мишкою да с Ваською созжено 5 дворов. А в тех дворех созжено всякого сухово хлеба 100 чети осмипудных. Да у них же убито мужеска полу 11 человек да женска полу 6 человек да ранено 5 человек да сноха. Отгонено 50 лошадей да рогатово 100 скотин больших и малых да 100 овец. Да нежатово хлеба сгнило 15 десятин ржы, 15 десятин овса и ячмени. Да у них же тотаровя взяли 200 рублей денег да медных посуд 3 меденика, 12 котлов... А тот Онтонко з братьями съехал жить на старые свои жилища на усть Инвы». «У Евтюшки Пазникова двор созжен да скота отгонено кобыла з жеребенком. А он Евтюшка съехал жить на Обву». «У Ивашка Пазникова двор созжен. А во дворе згорело всякого сухово хлеба 3 чети осмипудных. Да скота отгонено 3 лошади да бык дву годов.» «У крстьянина у Пиминка Коурова з детми и с Ы вашком да сь Ярком убили брата большево Ивашка з дочерю. У него ж Ивашка отгонено 2 лошади да жеребенок да рогатово скота 14 скотин. Да в онбаре созжено сухово хлеба 10 чети ржы да нежатово хлеба згнило 2 десятины ржы, десятина овса и ячмени. Да у Пиминка Коурова з детьми 3 двора созжено да скота отгонено 6 лошадей, да рогатово 30 скотин, 60 овец. Да нежатово хлеба згнило 4 десятины ржы, 4 десятины овса и ячмени и всякие крстьянские посуды и борошнику на 200 рублей.» [14]

Лишившись хозяйств, церковники и часть крестьян съехало в безопасные районы, вероятно, как и Крылосовы, на прежнее место жительства. Всего съехавшими показаны 18 дворов: на Осу - 8 (в том числе поп), на Иньву - 5 (Крылосовы), в низовья Чусовой - 3 (в том числе церковный дьячек), на Обву – 2 (Пазниковы). Большинство из съехавших в дальнейшем в Чусовской слободе не отслеживаются. Некоторые (Белоусовы, Коневы) позже появляются среди жителей соседней Аятской слободы.

Тем не менее вскоре после набега слобода была восстановлена. У нее появляется второе название - наряду с Чусовской ее стали именовать также Уткинской.

По переписи 1680 г. в Чусовской Уткинской слободе было три двора церковников, двор писчего дьячка, восемь дворов беломестных казаков, двор бывшего слободчика Афанасия Гилева, 114 крестьянских дворов и семь дворов промышленных людей, всего - 134 двора. Жителям слободы принадлежало 13 мельниц на притоках Чусовой (Утке, Каменке, Черемшанке и Сибирке) и три кузницы. Заметно расширилась география поселений. Кроме существовавших уже в 1659 г. деревень Крылосово (23 двора) и Завьялково (2 двора), в 1680 г. существовали также деревни: Чиркова над Чусовою (2 двора), Мелехина над Уткою (7 дворов), Рыбникова над Уткою (3 двора), Польская над Уткою (20 дворов), Матафонова над Чусовою (2 двора), Левина над Чусовою (4 двора), Фомина над Каменкою (2 двора), Сибирка над Сибиркою (1 двор), Курьинская над Чусовою (2 двора), Сулемская над Чусовою (14 дворов). Во всех перечисленных по деревням дворах жили только оброчные крестьяне. Церковники, служилые и промышленные люди по деревням не расписаны, возможно, все они жили в самой слободе. В слободе же было и 32 крестьянских двора. Всего в 121 тягловом дворе насчитывалось 308 человек мужского пола[15].

Перепись 1680 г. содержит и подробные сведения о месте рождения всех глав семей. Подавляющее число жителей слободы происходят из Прикамья: Соликамский уезд - 46, Осинский - 32, Чердынский - 12, Сарапульский - 9, Кунгурский - 7, Елабужский - 4, Кайгородский - 3, с Чусовой - 1. Более отдаленные территории представлены отдельными выходцами: Колмогоры - 3, Вятка - 2, Казань - 2, Малмыж, Тотьма, Чаронда и Юрьевец - по одному. Восемь человек показаны уроженцами слободы, то есть представляли уже второе поколение местных жителей. У одного (слободского попа) происхождение не показано.

В деревне Крылосовой перепись 1680 года фиксирует следующие крестьянские семьи:

Жуковы – Вятки, уезда Хлынова городка. Пришли в 1669/70 году.

Колобовы (4 двора) – Сарапульского уезда. Пришли с 1669/70 по 1674/75 годы.

Коневы – Осинского уезда. Пришли в 1671/72 году.

Кочовы – Осинского уезда. Пришли в 1675/76 году.

Микифоровы - Соликамского уезда, Инвинской вол.. Пришли в 1673/74 году.

Пасынковы - Соликамского уезда, Кудымкарского погоста. Пришли в 1674/75 году.

Пельменевы - Кунгурского уезда, Подгородной вол. Пришли в 1669/70 году.

Печонкины – Осинского уезда. Пришли в 1671/72 году.

Плехановы – Елабужского уезда, села Чолны. Пришли 1668/69 году.

Сарапуловы - Сарапульского уезда. Пришли в 1669/70 году.

Соколовы – Сарапульского уезда. Пришли 1670/71 году.

Сухановы (2 двора) – Соликамского уезда, села Очер. Пришли в 1669/70 году.

Толмачевы – Осинского уезда. Пришли в 1677/78 году.

Тютины – Тотьмы, посада. Пришли в 1678/79 году.

Черепановы – Осинского уезда. Пришли в 1669/70 году.

Чугаевы - Соликамского уезда, Илвинской вол. Пришли в 1674/75 году.

Чугаевы - Соликамского уезда, Обвинской вол. Пришли в 1671/72 году.

Чугайновы - Соликамского уезда, Ильинской вол. Пришли в 1669/70 году.

Ширинкины - Осинского уезда. Пришли в 1678/79 году.

У троих жителей деревни (Чугаева, Соколова и Колобова) были мельницы на речке Черемшанке.

Бросается в глаза, что в Крылосовой в 1680 году не было ни одного человека, пришедшего с Сибирь ранее 1669/70 года. Не исключено, что после башкирского нападения вплоть до указанной даты деревня оставалась пустой. Из бывших жителей Крылосовой в самой деревне не жил ни один. Крылосовы и Коуровы вообще не вернулись в слободу. Братья Пазниковы в 1680 году жили в самой слободе, один из них был в писчих дьячках; к 1703 году он стал священником в Краснопольской слободе[23].

В 1678 году в слободе снова появляется Фролко Арапов, за плечами которого опыт основания и управления Аятской слободой. На этот раз ему было поручено «вновь слободу строить на порожнем месте, а межи тем землям от Казанской дороге вверх по Чюсовой реке до Чюсового озера, а вниз по Чюсовой реке до Волчьей горы, на востоке до Исетских вод»[16]. Но эта слобода не состоялась – в переписи 1680 года никакого упоминания о ней нет, а Фролко Арапов показан живущим в Аятской слободе.

Период интенсивного заселения слободы не кончился в 1680 г. Уже через два года, в 1682 г. при приведении жителей к присяге новым царям Ивану и Петру Михайловичам, среди жителей слободы обнаруживаются десятки новых лиц[17]. К сожалению, людей по деревням этот документ не расписывает.

В начале XVIII века наблюдалось заметное сокращение количества жителей Чусовской слободы. По переписи 20 декабря 1719 г. тяглового населения в слободе отмечено 146 человек в 35 дворах, то есть, вдвое меньше, чем в 1680 г. Изменилась и география населенных пунктов слободы. Продолжала существовать сама слобода, в которой остался один крестьянский двор и один двор «делового человека плотника». Из деревень переписи 1680 года уцелели три: Крылосова (6 дворов), Курьинская (3 двора) и Сулемская (5 дворов). Остальные деревни исчезли или сменили названия. Кроме вышеперечисленных отмечены деревни: Подволошная на Шайтанке (5 дворов), Нижняя (2 двора), Шайтанская Подволошная (1 двор), Пазникова (1 двор), Верхняя (3 двора)[18]. В слободе также отмечена такая податная категория как русские ясачные люди (7 дворов) [19]. Это бывшие крестьяне и ямщики, получившие тем или иным путем бывшие ясачные угодья вогулов на условии выплаты тройного ясака.

В Крылосовой в 1719 году жили Кочевы (2 двора), Ярины(х) (3 двора) и Ужеговы. Старожилами из них были только Кочевы. Бывшие крылосовцы Колобовы в 1719 году показаны жителями деревни Подволошной на Шайтанке. Не исключено, что они там жили и в 1680 году, поскольку эта перепись учитывала не все деревни, считая некоторые из них удаленными частями (выселками) более крупных.

1. Похлебкин В. В. Татары и Русь: 360 лет отношений Руси с татарскими государствами в XIII-XVI вв. 1238-1598 (От битвы на р. Сить до покорения Сибири). М., 2000. С.86-88.

2. Трепавлов В. В. История Ногайской Орды. М., 2001. С.270-297.

3. Миллер Г. Ф. История Сибири. Т.1. М., 1999. С.326.

4. Там же. С.328.

5. Морозов Б. Н. Жалованная грамота Строгановым 1591 года // Русский дипломатарий. Вып.6. М., 2000. С.193.

6. Там же. С.190-191.

7. Неклюдов Е. Г., Мезенина Т. Г. Река Чусовая во владении рода Строгановых // Река Чусовая: проблемы изучения и сохранения природного и культурно-исторического наследия: Материалы I научно-практического семинара. (Нижний Тагил, 16-17 мая 2002 г.). Нижний Тагил, 2003. С.95-99.

8. РГАДА. Ф.214. Оп.1. Д.697. Л.881 об.

9. Перепись Чусовской слободы 1659 г. - РГАДА. Ф.1111. Оп.4. Д.40. Л.223 об.-228 об.

10. Аятская слобода в конце XVII – начале XVIII вв.: Историко-родословные записки / Сост. Любимов В. А. Нижний Новгород, 1998. С.11.

11. Подробнее см.: Коновалов Ю. В. Предыстория и ранняя история села Черемисского (Режевской район Свердловской области) // Уральский родовед. Вып. 6. Екатеринбург, 2002. С.81-84.

12. РГАДА. Ф.214. Оп.1. Д.697. Л.820 об.

13. РГАДА. Ф.1111. Оп.2. Д.911. Сст.40-44.

14. Перепись Чусовской Уткинской слободы 1680 г. - РГАДА. Ф.214. Оп.1. Д.697. Л.879-925.

15. РГАДА. Ф.151. Оп.1. Д.50. Л.173.

16. Курлаев Е. А. Открытие горы Магнитной в верховьях р. Чусовой // Четвертые Татищевские чтения. Тексты докладов и сообщений, Екатеринбург, 18-19 апреля2002 г. Екатеринбург, 2002. С.276.

17. РГАДА. Ф.214. Оп.1. Д.748. Л.94 об.-105 об.

18. РГАДА. Ф.214. Оп.1. Д.1615. Л.141-145.

19. Там же. Л.333-333 об.



Друзья, пожалуйста, нажимайте на кнопки соцсетей, этим Вы поможете развитию проекта!