Марафон "Откуда я родом"    Запись здесь

Статьи в сборнике "Уральский родовед" выпуск 5 » Ольга Владимировна Масленникова РОДСТВЕННЫЕ «ГНЕЗДА» У КРЕСТЬЯН ЮЖНОГО ЗАУРАЛЬЯ В КОНЦЕ XVIII – I-й ПОЛОВИНЕ XIX ВЕКА

Ольга Владимировна Масленникова

РОДСТВЕННЫЕ «ГНЕЗДА» У КРЕСТЬЯН ЮЖНОГО ЗАУРАЛЬЯ

В КОНЦЕ XVIII – I-й ПОЛОВИНЕ XIX ВЕКА

Отношения между родственниками всегда интересовали историков, занимающихся изучением крестьянской семьи. Они рассматривали взаимосвязь родных людей как один из аспектов изучения крестьянской семьи в целом. Ссылки на родственные «гнезда» имеются у Н. А. Миненко, В. А. Александрова, М. М. Громыко, Т. С. Мамсик[1]. Ими изучались крестьянские семьи Сибири, так как именно в этом регионе сложились родственные «гнезда», состоящие не только из близких родственников, но и людей, связанных между собой свойством и дружбой.

Так, Н. А. Миненко дает ссылку на фамилистику[2] – науку о семье и говорит о том, что одна из задач историков – представить в распоряжение специалистов-фамилистов монографии о семейных отношениях у различных сословий феодальной России и, в первую очередь, у крестьян Тобольской губернии.

Хронологические рамки данной статьи XVIII – I-я половина XIX в. Начальная грань определяется тем, что до XVIII в. шло лишь формирование в Южном Зауралье крестьянства. В работе сделана попытка выявить фамильные гнезда в среде крестьян в деревнях Марайской волости Курганского уезда Тобольской губернии.

В досоветский период история изучения русского крестьянства Сибири не получила достаточно глубокой разработки. Что касается семьи крестьян, то ее историей начали заниматься уже в начале XIX в. Так, например, С. И. Гуляев – ученый-краевед – исследовал и описывал быт русских поселенцев на Алтае[3].

Для современного историка-исследователя сибирского крестьянства феодальной эпохи более интересны работы Г. И. Потанина[4], в которых содержится немало фактов народной жизни, в большинстве своем собранных автором во время поездок по югу Западной Сибири. Его интересовала хозяйственная деятельность крестьянской семьи, внутрисемейные отношения и фольклор.

Только в 1961 г. появилась работа, специально посвященная крестьянской семье – статья В. А. Александрова[5]. Автор исследовал состав и структуру семей русских поселенцев бассейна Енисея. Много внимания проблеме крестьянской семьи уделено в работе М. М. Громыко[6]. Она первой из советских историков обратилась к конкретному изучению жизни и деятельности сельской семьи. Н. А. Миненко дает характеристику крестьянской семьи в Западной Сибири XVIII – I-й половины XIX в., рассматривает состав брачующихся и формы заключаемых браков[7]. В других работах Миненко затронуты вопросы, связанные с трудовыми традициями крестьян, показаны «сводные» браки. Но отдельного исследования по вопросу родственных образований у крестьян в исторической науке мной не встречено.

Материалом для статьи послужили данные метрических книг и исповедных росписей. Метрики дают сведения о составе брачующихся и восприемниках при крещении. В исповедных росписях перечисляются не отдельные лица, а целые семьи, сгруппированные по сословиям. В них указывался возраст каждого члена семьи, включая грудного младенца, и родственное отношение к главе семьи.

Данные церковного учета в общих итогах по стране и, в частности, по Западной Сибири, освещают сведения не только о численности населения, но и его социальной структуре и семейных взаимоотношениях.

Особенностью деревень XVIII в. является сословная пестрота их населения. В непосредственном соседстве жили крестьяне, мещане, священники, солдаты и т. д. Нередко семьи, принадлежащие к различным сословиям и жившие в одном населенном пункте, были связаны родственными отношениями. Например, в Марайской слободе зарегистрировано 4 семьи, носящих фамилию Шалабановых: 3 семьи церковно- и священнослужителей и одна крестьянская.

В деревне Заложное Марайской волости в 1787 г. насчитывалось 11 семей Корюкиных, 7 семей Шориных, 4 семьи Шумковых, по три семьи Поморцевых, Коробицыных и Пуховых и по две семьи Проскуряковых, Унжаковых, Русаковых и Корякиных[8]. Следует сказать, что встречались деревни из родственников-однофамильцев, а также деревни, получившие названия по фамилии их жителей. Но к началу XIX в. первоначальный состав деревень пополнился представителями других семей, которые переселялись из соседних волостей или Европейской части России. Так, в деревне Осетровой Марайской волости из 11 дворов 3 были заселены позднее[9].

Из 39 дворов Марайской слободы 17 занимают представители разных фамилий, а 22 двора заселены семьями, связанными тесными родственными отношениями. При этом нужно упомянуть фамилию Мергеневых. В Марайской слободе проживали четыре семьи, в других волостях Курганского уезда Тобольской губернии также встречаются Мергеневы[10]. Совсем другая картина в отношении Арлагульской волости Курганского уезда. Из 23 дворов – 15 заселено носителями разных фамилий. При этом из них можно выделить 5 родственных «гнезд», насчитывающих по 3-4 семьи в каждом. Эти факты можно рассматривать как основу дальнейшего исследования формирования фамильных гнезд.  Исходя из данных, приводимых Н. А. Миненко[11], становится ясно, что чем значительнее были селения по размерам, тем разнообразнее выглядел фамильный состав жителей. Если деревня была малочисленной (до 10 дворов), родственные связи выходили за ее пределы.

На примере семьи Шумковых (роспись № 1) из деревни Заложное была сделана попытка выявления родственных и свойственных связей как внутри данной семьи, так и с представителями других фамилий.

Семья Шумковых в конце XVIII в. состояла из четырех женатых братьев с детьми. Хотя в деревнях Марайского прихода встречается такая же фамилия, но проследить их родство по источникам пока не представляется возможным. Зато удалось выявить происхождение у нескольких человек, вступавших в брак. Так, представители рода Шумковых выбирали невест из соседних волостей Курганского уезда – Белозерской, Мостовской, Лебяжьевской и других. Но также заключались браки и между молодыми людьми из соседних деревень, относящихся к одному приходу. Федот Игнатьевич Шумков в 1789 г. взял в жены девушку из соседней деревни – Настасью Петровну Глухих. Встречаются также единичные случаи, когда браки заключаются между жителями одной деревни и родственниками. Например, Семён Игнатьевич Шумков взял в жены также уроженку деревни Заложной, дочь Андрея Коробицына, Марину[12]. А в 1789 г. венчались Семен Шумков (другой) и Маремьяна Петровна Шумкова[13]. Подобных случаев вступления в брак однофамильцев больше в данной семье не встречалось.

Необходимо отметить, что церковь официально запрещала браки лишь между восприемником и матерью его крестника, а также восприемницей и отцом крестницы[14]. Но народная традиция не допускала браки между людьми, находившимися в духовном родстве. Это крестники, их родители и оба восприемника. По народным поверьям абсолютно не допускались браки между крестными и крестниками и между кумовьями. Отношение духовного родства и брачные запреты распространялись и на второе поколение. Дети кумовьев не женились.

При крещении ребенка восприемниками являлись родственники. В большинстве случаев это сестра или брат отца ребенка. Что касается других восприемников, то приглашали одних и тех же людей. Так, в качестве восприемников у Шумковых выступали Коробицыны, Санаевы и Шорины. Из этих же фамилий в качестве исключения необходимо выделить Коробицыных, которые приглашали Шумковых на крестины детей и свадьбы.

Рассмотрим в деревне Заложное еще одно фамильное гнездо – Корюкиных. Здесь прослеживаются связи между семьями Захара Михайловича Корюкина (роспись № 3), Антипа Корюкина (роспись № 4), Филата Исаковича Санаева (роспись № 7) и Якова Осинцова (роспись № 8). Если в одной семье рождался ребенок, то в восприемники приглашали из двух других семей и в редких случаях – со стороны. Приглашение же в крестные из семейств Корюкиных было нечастым. Это связано с разрастанием родственных связей внутри одной семьи, что ведет к образованию нового фамильного гнезда.

При рассмотрении гнезда Санаевых ярко видна картина взаимосвязи внутри семьи, то есть часто встречаются приглашенные в качестве восприемников родственники. В двух других семьях – Кузнецовых и Осинцовых –– не прослеживается родства с Корюкиными в результате брака, а только родство на основе восприемничества.

Восприемничество внутри семьи Кузнецовых развито слабо и составляет только одну треть от общего числа. В этой семье преобладают восприемники, приглашенные со стороны, в основном, жители этой же деревни.

В каждой семье, хотя бы один раз, в качестве восприемника приглашали служителя церкви или его родственника. Это может быть связано с тяжелым положением крестьян и, как следствие, отсутствием возможности пригласить восприемников, а также с желанием установить отношения кумовства, которые являются престижными.

Проследив на примере деревень Марайской волости формирование родственных гнезд, можно прийти к выводу, что на территории Курганского уезда данный процесс проходил везде одинаково. Сначала образовывалось звено, состоящее из одной семьи и ближайших ее родственников, а уже позднее связи этого семейства начинали расширяться через налаживание новых родственных и свойственных отношений, пока звено не достигало значительных размеров и не становилось «фамильным гнездом».

-------------------------

1. Миненко Н. А. Русская крестьянская семья в Западной Сибири (XVIII – I-й половине XIX века). Новосибирск, 1979; Этнография русского крестьянства Сибири (XVII – середине XIX века) / Под ред. Александрова В. А. М., 1981; Громыко М. М. Трудовые традиции русского крестьянства Сибири. Новосибирск, 1975; Мамсик Т. С. Западносибирская приписная деревня в системе товарно-денежного хозяйства: Калинская волость (по материалам окладных книг 1827 года). Новосибирск, 1998.

2. Миненко Н. А. Русская крестьянская семья… С.4-5.

3. Гуляев С. И. Алтайские каменщики // С.-Петербургские ведомости. 1845. № 22. С.94-96.

4. Потанин Г. Н. Погода на Алтае // Русское слово. 1869. № 9-10. С.251-256.

5. Александров В. А. Черты семейного строя у русского крестьянства Енисейского края // Сибирский этнографический сборник. Т.2. М.-Л., 1961.

6. Громыко М. М. Западная Сибирь в XVIII веке. Новосибирск, 1975.

7. Миненко Н. А. Русская крестьянская семья… С.4.

8. ГАКО. Ф.235. Оп.6. Д.164. Л.661-668.

9. ГАКО. Ф.235. Оп.6. Д.174. Л.641-644.

10. ГАКО. Ф.235. Оп.6. Д.165. Л.773-776.

11. Миненко Н. А. Русская крестьянская семья... С.274.

12. ГАКО. Ф.235. Оп.6. Д.3.

13. ГАКО. Ф.235. Оп.6. Д.166.

14. Листова Т. Кум да кума // Родина. 1994. № 11. С.115.

РОДОСЛОВНЫЕ РОСПИСИ

Роспись 1. ШУМКОВЫ

1. Николай ШУМКОВ.

2-1. Петр Николаев.

Ж – Гликерия Игнатьева.

3-1. Иван Николаев, 1797.

Ж – Агафья Михайлова.

4-1. Игнатий Николаев.

Ж – Мария Борисова, 1792.

5-1. Алексей Николаев.

Ж – Степанида Захарова.

6-2. Леонтий Петров.

Ж (1785) – Просковья Панфилова ЗЫРЯНОВА, 1791.

7-2. Маремьяна Петрова.

М (1789) – Семен ШУМКОВ.

8-2. Анна Петрова, 1787.

9-3. Потап Иванов.

Ж – Марина Маркова.

10-3. Татьяна Иванова.

11-3. Пелагея Иванова.

12-3. Агрипина Иванова *до 1784 +п. 1786.

13-4. Семен Игнатьев *до 1785 +п. 1786.

Ж (1785) – Марина Андреева КОРОБИЦЫНА, № 2/9.

14-4. Федот Игнатьев.

Ж (1789) – Настасья Петрова ГЛУХИХ.

15-5. Кирилл Алексеев.

Ж (1787) – Мария Исакова ЗАБАРАНОВА.

16-5. Иван Алексеев.

Ж – Пелагея Федорова КОРЮКИНА.

17-5. Василий Алексеев.

Ж – NN.

18-5. Пелагея Алексеева, 1797.

19-6. Гордей Леонтьев *1787. Восприемники: Харитон ШУМКОВ и Анна Петрова ШУМКОВА, № 1/8.

20-9. Михаил Потапов *1786. Восприемники: Семен Игнатьев ШУМКОВ, № 1/13, и Агрипина Иванова ШУМКОВА, № 1/12.

21-9. Фекла Потапова.

22-9. Василий Потапов *1787. Восприемник Пантелей ШУМКОВ.

23-13. Илья Семенов *1789. Восприемники: священник Алексей ВАРЛАКОВ и Марфа Андреева КОРОБИЦИНА, № 2/10.

24-13. Анна Семенова *1789. Восприемница Марфа Андреева КОРОБИЦИНА, № 2/10.

25-13. Харитина Семенова *1792. Восприемница Мария Борисова ШУМКОВА, см. № 1/4.

26-14. Евдокия Федотова *1787. Восприемница крестьянская жена Елена МЕНШИКОВА.

27-14. Матфей Федотов.

28-15. Евдокия Кириллова.

29-15. Ольга Кириллова *1797. Восприемники: Макарий Иванов САНАЕВ, № 7/6, и Марья САНАЕВА.

30-16. Матрена Иванова.

31-17. Гаврила Васильев *1797. Восприемники: Петр ВАРЛАКОВ и Пелагея Алексеева ШУМКОВА, № 1/18.

Роспись 2. КОРОБИЦЫНЫ

1. Василий КОРОБИЦЫН.

2-1. Гордей Васильев.

Ж – Маремьяна Лаврентьева.

3-1. Игнатий Васильев.

Ж – NN.

4-1. Андрей Васильев.

Ж – Ирина Максимова.

5-2. Козьма Гордеев.

Ж – Настасья Симеонова.

6-3. Михаил Игнатьев.

Ж – Степанида Прокопьева МЕНЩИКОВА.

7-3. Григорий Игнатьев, 1797.

8-4. Степан Андреев.

Ж – NN.

9-4. Марина Андреева.

М (1785) – Семен Игнатьев ШУМКОВ, № 1/13.

10-4. Марфа Андреева, 1789.

11-4. Марина Андреева *1785. Восприемник Семен Игнатьев ШУМКОВ, № 1/13.

12-5. Марфа Козьмина.

13-5. Евдокия Козмина *1784. Восприемники: Федор САНАЕВ и Агрипина Иванова ШУМКОВА, № 1/12.

14-6. Сидор Михайлов *1791. Восприемник Григорий Игнатьев КОРОБИЦИН, № 2/7.

15-8. Агрипина Степанова *1797. Восприемник Иван Николаев ШУМКОВ, № 1/3.

Роспись 3. КОРЮКИНЫ, 1-я ветвь

1. Михаил КОРЮКИН.

2-1. Захар Михайлов.

3-2. Потап Захаров *до 1783 +п. 1792.

Ж – Анна Васильева.

4-2. Трофим Захаров.

Ж – Мариамна Пименова.

5-3. Василий Потапов, 1791.

6-3. Иван Потапов *до 1789 +п. 1797.

Ж – Агафья Филатова САНАЕВА, № 7/5.

7-4. Михаил Трофимов, 1786.

Ж – Дарья Евсеева.

8-4. Григорий Трофимов.

Ж – Анна МУРАШЕВА, 1796.

9-4. Роман Трофимов.

10-6. Максим Иванов *1791. Восприемник Василий Потапов КОРЮКИН, № 3/5.

11-7. Иван Михайлов *1789. Восприемники: священник Алексей ВАРЛАКОВ и Марфа Никифорова САНАЕВА, см. № 7/4.

Роспись 4. КОРЮКИНЫ, 2-я ветвь

1. Антипа КОРЮКИН.

Ж – Акулина Архипова, 1787.

2-1. Алексей Антипин.

Ж – Степанида Агафонова.

3-1. Максим Антипин.

4-2. Григорий Алексеев, 1792.

Ж – Агафья Иванова БОРОДИНА.

5-2. Федосья Алексеева *1787. Восприемники: Константин Данилов КУЗНЕЦОВ, № 9/4, и Анна ЗЯБЛОВА.

6-2. Марфа Алексеева.

7-3. Афанасий Максимов.

Ж – Ирина Евсеева.

8-3. Ирина Максимова.

М (1789) – Никита БОРОДИН.

9-7. Мавра Афанасьева *1787. Восприемники: Данила ВЯТКИН и Марина КОРЮКИНА.

Роспись 5. КОРЮКИНЫ, 3-я ветвь

1. Ефим КОРЮКИН.

Ж – Настасья Филипова.

2-1. Софья Ефимова *1787. Восприемник Яков ОСИНЦОВ, № 8/1.

3-1. N Ефимов.

Ж – Настасья Васильева.

4-3. Зоя *1788. Восприемница Ульяна Яковлева ОСИНЦОВА, № 8/9.

Роспись 6. КОРЮКИНЫ, 4-я ветвь

1. Филипп КОРЮКИН.

Ж – Анна Иванова.

2-1. Захар Филиппов.

3-1. Федосья Филиппова.

4-1. Домна Филиппова.

5-1. Егор Филиппов *1783. Восприемник Потап Захаров КОРЮКИН, № 3/3.

6-1. Степанида Филиппова *1787.  Восприемница Акулина Архипова КОРЮКИНА,  см. № 4/1.

7-1. Яков Филиппов *1791. Восприемник Иван КОРЮКИН.

Роспись 7. САНАЕВЫ

1. Исак САНАЕВ.

2-1. Филат Исаков.

3-2. Иван Филатов.

Ж – Глукерия Никитина.

4-2. Яков Филатов, 1791.

Ж – Марфа Никифорова МУРАШЕВА, 1789.

5-2. Агафья Филатова *до 1787 +п. 1797.

М – Иван Потапов КОРЮКИН, № 3/6.

6-3. Макарий Иванов *1789 +п. 1797. Восприемник Семен ПУХОВ.

7-3. Николай Иванов.

Ж – Агафья Тимофеева КОРЮКИНА.

8-3. Ирина Иванова *1791. Восприемник Яков Филатов САНАЕВ, № 7/4.

9-3. Иван Иванов *1792. Восприемник Потап Захаров КОРЮКИН, № 3/3.

10-3. Аниким Иванов.

11-3. Настасья Иванова *1797. Восприемница Агафья Филатова КОРЮКИНА, № 7/5.

12-4. Евдокия Яковлева.

13-4. Акулина Яковлева *1787. Восприемница Агафья Филатова КОРЮКИНА, № 7/5.

14-4. Марья Яковлева *1797. Восприемница Агафья Филатова КОРЮКИНА, № 7/5.

15-7. Никита Николаев. Восприемник Григорий Алексеев КОРЮКИН, № 4/2.

16-7. Леонтий Николаев.

Роспись 8. ОСИНЦОВЫ

1. Яков ОСИНЦОВ, 1787.

Ж – Пелагея Никитина *до 1789 +п. 1791.

2-1. Елисей Яковлев.

Ж – Прасковья Прокопьева.

3-1. Пелагея Яковлева, 1787.

4-1. Иван Яковлев.

Ж – Евдокия Михайлова.

5-1. Анисим Яковлев.

Ж – Глукерия Иванова.

6-1. Меланья Яковлева, 1791.

7-1. Леонтий Яковлев.

Ж – Матрена Федорова СУТЯГИНА.

8-1. Настасья Яковлева *до 1786 +п. 1787.

М – Федор Иванов БЕССОНОВ.

9-1. Ульяна Яковлева, 1788.

10-2. Акинф Елисеев. Восприемница Ульяна Яковлева ОСИНЦОВА, № 8/9.

11-2. Федор Елисеев.

12-2. Евдокия Елисеева *1787. Восприемники: Данила ВЯТКИН и Пелагея Яковлева ОСИНЦОВА, № 8/3.

13-4. Иван Иванов.

14-4. Дарья Иванова *1786. Восприемница: Настасья Яковлева БЕССОНОВА, № 8/8.

15-4. Анна Иванова *1789. Восприемница Пелагея Никитина ОСИНЦОВА, см. № 8/1.

16-4. Ларион Иванов *1791. Восприемники: Андрей КОРЮКИН и Меланья Яковлева ОСИНЦОВА, № 8/6.

17-5. Екатерина Анисимова.

18-5. Марфа Анисимова *1786. Восприемница Настасья Яковлева БЕССОНОВА, № 8/8.

19-5. Тимофей Анисимов *1787. Восприемница Настасья Яковлева БЕССОНОВА, № 8/8.

20-7. Васса Леонтьева *1791. Восприемница Пелагея Никитина ОСИНЦОВА, см. № 8/1.

21-7. Анисья Леонтьева.

22-8. Петр Федоров БЕССОНОВ.

Роспись 9. КУЗНЕЦОВЫ

1. Данила КУЗНЕЦОВ.

Ж – Ирина Малофеева.

2-1. Фома Данилов.

Ж – Татьяна Иванова, 1785.

3-1. Сергей Данилов, 1787.

Ж – Домна Артемьева.

4-1. Константин Данилов *до 1783 +п. 1787.

Ж – Евдокия Кириллова.

5-3. Фекла Сергеева, 1783.

6-3. Захар Сергеев *1783. Восприемники: Константин Данилов КУЗНЕЦОВ, № 9/4, и Фекла Сергеева КУЗНЕЦОВА, № 9/5.

7-3. Ефросинья Сергеева *1785. Восприемница: Евдокия НИЗОВИТИНА.

8-4. Агрипина Константинова *1785. Восприемница: Татьяна Иванова КУЗНЕЦОВА, см. № 9/2.

9-4. Кирилл Константинов *1796. Восприемница Анна МУРАШЕВА, см. № 3/8.



Друзья, пожалуйста, нажимайте на кнопки соцсетей, этим Вы поможете развитию проекта!