Курс "Как искать своих предков"    Запись здесь

Тезисы Уральских родоведческих конференций » Пенитенциарная система как фактор, влияющий на генеалогические исследования в современной России

То, что  происходит в нашей стране, можно назвать ментальной ката­строфой.  В Советском Союзе и в современной России сидела в тюрьме практически треть населения.  В судебно – следственную работу за последние 70 лет  в качестве подозреваемых, обвиняемых, осужденных было вовлечено до 35 – 40% взрослого населения страны. Эта  часть населения, в силу сложившихся обстоятельств, опасаясь за судьбу своих близких родственников, прекращала все свои родственные отношения и переписывала свою биографию. Поэтому родословные связи прерывались, и российские люди превращались в «Иванов, не помнящих родства». Так  возникло целое поколение с ментальностью каторжников царского времени, которые, на случай побега, для себя готовили красивые легенды о своем происхождении. В случае поимки такой каторжанин говорил, что зовут его Иваном, не имеющим родства.

   По утверждению историков, через лагеря и тюрьмы советской страны с 1919года по 1955 год прошло боле 11 миллионов человек. В докладной записке на имя Н.С.Хрущева, написанной в 1955 г., упоминалось о 9,5 миллионах личных дел осужденных[1].

  А в зарубежной литературе поддерживалось аналогичное мнение. Так в 1945 году А. Бармин утверждал, что через концентрационные лагеря СССР прошло 12 миллионов человек[2].

  Получалось, что почти 10 миллионов человек лишились своей истории и своей родословной. Для их детей и внуков родственники рассказывали сказки про других людей, а про родных не говорили ни слова. Их фотографии исчезали из семейных альбомов. Этих людей как бы  не существовало больше.  Но и в последующие годы количество заключенных было довольно большим: более 1 миллиона человек. Один миллион потерянных биографий... И все это несмотря на тот факт, что государство сократилось в своей территории на многие тысячи квадратных  километров и численность населения уменьшилась на многие миллионы граждан. Данную тенденцию можно проследить по графику, представленному ниже.  С 1936 по 1991 гг. через пенитенциарную систему  прошли миллионы граждан нашего государства.

 Число заключенных в СССР на 1 января  с 1936-1991 гг[3].

По состоянию на 1 января каждого года с 1936 по 1991 на каждые 100 тысяч российских жителей приходилось 685 заключенных, причем эта цифра с 1990 года увеличилась почти вдвое. По данному показателю Россия занимает лидирующее положение в мире. В Великобритании в это вре­мя статистика зафиксировала 125 человек, находящихся в местах ли­шения свободы, на каждые 100 тысяч населения, во Франции и Германии - 90, в Италии, ассоци­ирующейся в массовом сознании с «мафией» и «разгулом преступно­сти», - 85 «осужденных», в Финлян­дии - 54. (Последняя цифра, кстати, заставляет усомниться в прямой связи между преступностью и пьянством, поскольку финны пьют почти столько же, сколько и мы.). Ниже по уровню этот показатель  только в странах Балтии: в Эстонии - 215 заключенных на каждые 100 тысяч жителей, в Польше, - 140. Даже в странах бывшего СССР, таких, как Белоруссия — 505,  Украина - 415. В настоящее время Россия не является лидером в этом направлении. Так, в местах лишения свободы в США на 1 января 2000 года на 100 тысяч населения прихо­дилось 707 осужденных[4]. Но надо иметь представление, что отбывают наказание в Штатах, в основном,  выходцы из афро-азиатских стран и на каждые 100 тысяч из них приходилось 2500 заключенных (каждый сороковой!). У «белого» населения Америки этот показатель ниже нашего - всего 300 осужденных  на 100 тысяч.3  Казалось бы, что Россия идет на уровне развитых стран, если бы не одно «но»: Российские пенитенциарные учреждения  сохранили пережитки сталинской эпохи, где осужденный теряет свое прошлое, свою связь с родными и близкими. Советская система была организована так, что люди отказывались от прошлого. Отрекались от родителей или детей. Отрешение от родственных корней обеспечивало либо карьерный рост, либо высокооплачиваемую работу. В анкетах для устройства на работу был пункт о родственниках бывших или находящихся в местах лишения свободы и о социальном происхождении. Поэтому многие изменяли свою родословную и в угоду общественной обстановке становились выходцами из рабочих и крестьян. Из семейных архивов исчезали фотографии с лицами родственников и сюжетами их жизни. Исчезали и документы и письма из далекого прошлого. Это все сжигали либо прятали в укромных местах: чердаках, печах, крынках - в надежде на далекое будущее. Только немногие, преодолевая страх и презрение окружающих, сохраняли памятные вещи, фотографии, письма. Они на уровне преданий передавали своим детям и внукам рассказы о своем прошлом и передавали свои памятные вещи. У каждого рода, семьи была своя история.  Так в семье Евсеевых такой вещью стала икона Николы - чудотворца и небольшой семейный архив[5]. Эти вещи  передавались в семье самому младшему на протяжении двух столетии. Все эти вещи сохранили информацию об истории семьи.

  Другой пример сохранения традиции: из рода Латыповых ( казанских татар, которые во второй половине ХVIII века переселились на Урал и сохранили свою самобытность до настоящего времени.)

 Латыпов Валиулла Камаевич (1935 г./р.) в детстве и молодости носил кличку «Кулак». Эта кличка была дана сельчанами ему, сыну Камая Мухаметхановича.  Они завидовали предприимчивому человеку. Зависть была нешуточной, ведь у Камая было три добротных дома (один был каменным в два этажа), мельница, скотный двор с десятком лошадей и коров и сотни десятин земли.  В 1932 году он без принуждения отдал все свое добро во вновь образованный колхоз - «Красный партизан». Но это не спасло его от ареста в 1937 году. Свободолюбивого человека это сильно возмутило, и он оказал сопротивление конвоирам. Его не смогли отправить в ссылку или лагерь. В Белорецкой пересылке решением тройки он был приговорен к расстрелу. Тут же в этот же день приговор был приведен в исполнение. Камай погиб, семья была выселена в землянку из собственного дома[6] и признана семьей врага народа, для членов которой были закрыты все двери. Валиллулу это не сломало. Он  стойко переносил насмешки и упреки со стороны односельчан. В 1993 году ему  удалось узнать о судьбе отца и получить документы о реабилитации.

В настоящее время по кусочкам собираются семейные архивы и открываются семейные связи. Заново в семьях вырисовываются генеалогические нити с родственниками как из далекого исторического прошлого, так и из настоящего времени.

Но без анализа архивных документов и их детального изучения невозможно получить объективную картину крушения родовых связей в период с1920 по 1950-е годы на территории всей России. В связи с тем,  кто до сегодняшнего дня не знает о судьбе своих родных, репрессированных в период с 1920 по 1950-е годы, необходимо иметь представление о хранении в архивах госбезопасности архивно-следственных дел.  Порядок хранения дел был утвержден распоряжением еще Председателей КГБ СССР от 18 ноября 1961 года. Согласно этого распоряжения в архивах КГБ хранятся все дела на осужденных по политическим мотивам. В территориальных органах госбезопасности хранятся архивно-следственные дела, по которым эти органы вели предварительное следствие, а также уголовные и гражданские дела, которые содержат "секретные" сведения. Кроме этого в архивах хранятся протоколы заседаний Особых троек НКВД  на осужденных по политическим мотивам. В связи с тем, что раньше архивно-следственные дела на военнослужащих и работников транспорта сдавались на хранение в территориальные органы ФСБ по месту дислокации военного округа, то теперь они находятся на хранении в органах госбезопасности по месту рождения военнослужащих, а в отношении гражданских лиц, которые привлекались к ответственности, по месту жительства. Групповые дела хранятся в территориальных органах госбезопасности по месту жительства  одного из основных участников группы.

Для получения информации о судьбах родственников необходимо обращаться с заявлениями в территориальные органы ФСБ РФ.
[1] ГАРФ . Ф. 9414. Оп. 1. Д. 19. Л. 169–172.

[2] Barmine A. One who survived. N.-Y. 1945. P. 325.

[3] Цит по Тюремное население в СССР.

[4] И.В. Евсеев, В.Е. Хвощев. Развитие уголовно-исполнительной системы как фактор укрепления национальной безопасности России.// Вестник Юно-Уральского университета № 7. 2005. С.123.

[5] Историко-краеведческий музей города Верхнего Уфалея Ф.819.

[6] Семейны архив Латыповых.



Друзья, пожалуйста, нажимайте на кнопки соцсетей, этим Вы поможете развитию проекта!